Gods Tower - Logo

Lesley Knife

Привет! Рад пообщаться с таким талантливым и значимым для белорусской метал сцены музыкантом как ты! Как твои дела? 

Привет. Мои дела идут вполне сносно, как говорится, жаловаться не на что, хотя в идеальном мире было бы, конечно, лучше. Мне вот на днях стукнет сорок четыре года, и вот это какое-то новое впечатление, я пока не знаю, хорошо это или плохо. На этом мы переходим к Gods Tower.

Окей, расскажи пожалуйста нашим читателям:

— о будущем альбоме

Давай о новом альбоме — сразу о том, кто сочиняет песни. Ничего, собственно, не изменилось — мы, как и прежде, сочиняем музыку сами. В основном сейчас идеи генерируют Абрамович и Овчинников, они сформировали достаточно мощный композиторский дуэт, делают темы, которые потом мы рассматриваем коллегиально, и решаем, как дальше быть. Тексты, как и раньше — полностью моя прерогатива. Иногда они рождаются долго (тексты), но у нас сейчас и не конвейер в плане музыки, так что все гармонично. Вообще, да, мы конкретно снизили темпы работ над музыкой, но это никак не зависит от наших желаний. Быт и экономика диктует свои законы.

При всем желании, не могу назвать конкретные сроки выпуска альбома. Есть некоторые моменты, которые я не могу предсказать, а вешать лапшу не хочу, ее и так в современном мире более, чем достаточно. Если у нас выйдет решить все бытовые проблемы, мы ускорим процесс, но… время покажет.

Что касается музыкального материала — ничего неординарного не обещаем, все тот же Gods Tower, мы не будем добавлять модных звучаний, скорее даже наоборот, постараемся привнести в звучание более историчную атмосферу. Я имею в виду, мы не ориентируемся на новые группы, наше вдохновения в звучании 70-80х. Я считаю, это наследие недостаточно понято и изучено, мы стали слишком быстро думать и мысли обгоняли реализацию, и часто поэтому современный звук получался синтетическим. Да, это не только о звуке, но и о музыке в целом. Просто не все эксперименты были доведены до ума, они затухли на опытной стадии, а на рынок выбрасывали интуитивно востребованные песни в модном звуке, а как показало время — стоило не спешить. Я нагородил много, но суть такова — мы будем делать альбом по старым канонам, но в современных условиях.  Не все новое — хорошо забытое старое, хорошо забытое старое — это разумное новое, многое новое — это просто накипь. Мы за разумное новое.

— о роли языческой тематики в нынешнем концепте группы

Мне сложно говорить, насколько язычески мы звучим — существует тысячи банд, которые позиционируют себя истинно-языческими, спорить с этим трудно. Ну просто потому что они про руны, а мы не про руны, условно. Наше язычество — это давно уже альтернативная Вселенная, в которой никогда не было крещения, это как Япония, только Беларусь, например. У нас в армии не капелланы, а жрецы, перед боем к Перуну обращаются, но не в седло садятся, а в танк или в истребитель, мирная жизнь такая же, и ты едешь мимо храма Сварогу по проспекту Перуна — это, конечно, условная картинка, но мы именно такие, такое у нас язычество, времен космического века. Мы не отрицаем прогресс, а призываем к нему, но вот символы, под которыми мы проживаем в своем мире свою историю — не те, к которым мы привыкли в реальном мире. С этой точки зрения, мы истинно языческие, а вот под общепринятые шаблоны — шкура, меч, гром и молния — мы никак не попадаем (хотя неоднократно пробовали это сделать). Мы очень нестандартные язычники, наше язычество — это внутренний мир. Это как оставаться при своих убеждениях при равнодушном большинстве. Мы не мыслим шаблонами, у нас они за тридцать лет существования банды вообще свои появились. В этом смысле мы делаем языческие песни с языческими текстами, во всех остальных — на ваше усмотрение.

— о фолковых мелодиях и языческих текстах 

Фолковые мелодии — ну мы же изначально сочиняем мелодии стилизованные под фолк. Их нельзя назвать 100% фолковыми, это в любом случае новодел. Я бы вообще не пользовался таким понятием как фолковые мелодии, это слишком ограничивает. Они у нас давно получаются только такие… иногда мы намеренно отходим от таких построений, делая такой глобальный акцент — например, в новом альбоме будет вещь Fire! Come with me. — в ней относительно мало такого честного фолка, но уместен ли будет такая привязанная архаика в песне, которая повествует о миллиардах лет? Песня о временах, когда еще жизни на Земле не было, разумеется, она не может звучать слишком человечно. В общем, все зависит от песни, от контекста и от вашей точки зрения.

— о музыкальном прогрессе

Как музыка изменится… да скорее всего, мало изменится. Хотя, надо отметить, мы пережили увлечение прогом и симфоничностью и чаше обращаемся к истокам, я уже говорил об этом. Больше метала, меньше соплей, хотя и раньше соплей у нас особо не было, только во время простуды дома, но никак не в музыке.

Насколько я знаю скоро у группы юбилей? Планируются ли какие-то особенные концерты или релизы по этому поводу?

У нас намечается концерт в честь тридцатилетия. У нас есть две основные даты. Это день рождения банды — 1 августа 1989 года и смена названия в конце 1992 года на Gods Tower. Предыстория, без которой никак и собственно история. В этом году нам тридцатник, если не считать периоды неактива. Но ведь раз не забыли, раз мы существовали для людей — история не заканчивалась, так ведь? Так вот, концерт явно будет, скорее всего с приятными сюрпризами. Что касается остальных событий — пока ничего сказать не могу, тут уж, как говорится, следите за новостями. Думаю, мы обязательно соберемся и что-то родим.

— о активных сайд проектах

Активные сайд-проекты? Ну я пока не занимаюсь своими вещами, хотя они есть, просто пока не приоритетно. Сейчас мы с Абрамовичем участвуем в трибьют-проекте его второго основного коллектива “Neuro Dubel”. В прошлом году случилась настоящая трагедия — умер вокалист и основатель этой легенды панк-рока Александр Куллинкович, мы стараемся увековечить память этого неординарного человека. Моя работа с данным проектом это компенсация того, что я не успел сделать раньше — были планы вплоть до совместного трека, но и тут нас обошла судьба. Друзья, цените людей пока они живые, если есть идеи что-то делать — не откладывайте, делайте, потом может быть поздно. Дедлайн у всех есть, а корпоратив всегда заканчивается утром…

Другой мой активный сайд-проект не совсем в музыкальном формате — я пробую себя как влоггер, делаю (мне очень помогает жена, спасибо ей за терпение) видеоподкаст “Перелетная пицца”. Я встречаюсь с самыми разными музыкантами (и не только музыкантами), которые работают в различных направлениях, но всех их объединяет причастность к андерграунду. Кто-то там начинал, кто-то там и обитает, но все родом из подземки.

В общем, таким образом я пытаюсь поддержать творческое движение в стране; не имея возможности самому часто выступать на сцене, я думаю, что могу помочь другим таким образом. Знаешь, судя по отзывам, что-то у меня получается, поэтому в плане сайд-проджектов я буду концентрироваться на “Перелётной пицце”. Все остальные силы я буду целиком отдавать Gods Tower.

Теперь хотел бы задать несколько общих вопросов дабы возбудить интерес к группе и сообщить её молодым поклонникам ценную инфу.

— расскажи в каком стиле, на твой взгляд,  играет группа

Определять стиль группы не должна сама группа, это аксиома. С чем это связано? Ни одна группа в здравом уме не определит свой стиль адекватно, там будет куча ничего не значащих, но красиво звучащих тегов, вроде “мистический военный анархо-мезозойский готик фолк грайнд”. Просто потому что, в своем стиле они будут видеть все эти элементы и будут выделять их. По своему они будут правы. Другая крайность — мы играем просто рок, просто метал, просто играем. Пусть критики определяют, у них это лучше получается. Я понятия не имею, мы играем своеобразный фолк-хэви метал, а там дальше уже как угодно. Но! Для себя, чтобы уже не так как у всех, я определяю стиль Gods Tower как solar metal. Потому что у нас в музыке очень много огня и солнечных лучей.

— о влиянии на музыку группы

На нас очень сильно в свое время влияли NWOBHM, Doom, Thrash и даже местами Death метал. Вы удивитесь, но мы всегда старательно избегали влияния фолк-металлистов, разумеется, не входя ни в какие противостояния. Нам было сложно влиться туда, куда нас приписывали, именно потому, что у нас свои шаблоны. Как-то было коммерческое предложение от серьезных канадцев в духе — мы вас по заграницам покатаем, но надо чтобы вы как Аркона выглядели, потому что иначе никто на вас не пойдет. Учтите, что у нас по жизни имидж банды хэви метал, без топоров и шкур. Этот имидж — результат компромисса внутри коллектива, он нам нелегко дался. Само собой, скрепя сердце, мы отказались, потому что самоидентичность разменивать на третьем десятке такая себе идея. Мы упоротые металлисты, немодные и негибкие, любите нас черненькими, а беленькими нас всякий полюбит.

Ну и кто влияет на творчество — тот еще вопрос. Очень много кто… мы много читаем, много слушаем музыки, много смотрим кино. На меня равно по силе повлияли и Оззи и Лемми и Дэвид Линч и Толкин. Там же Хармс, там же Довлатов — всех не перечислить. Есть много авторитетов, к которым, нет, не стоит, а хочется прислушиваться. В весь список не смогу предоставить, там будет много неожиданных имен. Можно сказать, мы относимся к миру с большим уважением, чем от нас ждали. Тут можно почуять пафос, но да, это так, мы очень ценим труды предыдущих поколений.

— о влиянии на тебя как вокалиста

И мне также трудно определить, кто повлиял на меня как на вокалиста. Там много имен, но в первую пятерку входят Оззи, Лемми, Удо, Квортон Сет и Иван Кирчук из “Троіцы” — последний человек стал тем, кто заочно завершил формирование моей вокальной манеры, и это факт прямо вот медицинский. Я по-прежнему предпочитаю метал 80-х и все мои авторитеты и ориентиры из тех времен, позже меня никто не зацепил. Не знаю почему, при всем своем желании видеть мир безумным я достаточно консервативен, наверное.

— расскажи о твоём псевдониме

Мой псевдоним — результат комбинации перевода на английский имени (поиска аналога) и моего дворового прозвища. Мое имя — Владислав, если искать аналоги, то это вероятно Лесли (у венгров Владислав — Ласло), а во дворе с незапамятных времен я был Нож. Я и для друзей Нож — и так меня жена зовет, кстати, это давно не прозвище, это титул. Так что на сцене я просто не по паспорту, а в несколько идеализированном варианте выхожу. Но так и надо, ведь сцена — это театр. И метал — это театр. Метал — это когда человек выбирается к свету из грязи и пыли, а не вымазаться при этом нереально. Поэтому да, это театр, это рождение культуры в отдельно взятой душе.

— как появилось название группы и что оно означает

Наше название появилось тогда, когда мы сформировали состав, но поняли, что старая вывеска уже не выражает наши идеи, мы назывались изначально Ranger, потом Chemical Warfare, но снизив темпы и уровни агрессии, уходя в мелодизм такое название уже не могло гармонировать. А ведь, как вы яхту назовете, так она и поплывет. Была куча вариантов названий, даже курьезные были какие-то. Но все решилось, когда я наткнулся на изображение Белой Вежи. Название зацепило, но вот цветовая схема была слишком яркой — вечером, на репетиции я предложил это название, а Юрий Сивцов его усовершенствовал, заменив цвет на принадлежность к Богам. И так оно и осталось.

— дай небольшую характеристику каждому полноформатному альбому с высоты прожитых лет

Вот сейчас мы подошли к неудобным вопросам — какой альбом лучше, какой любимый, какой был наиболее популярен. Я к альбомам как к детям отношусь — даже обосравшись, все они мои хорошие. Тут все сложно. Да и с любимыми темами, видимо, так же. Есть нелюбимые, потому что их сложно исполнять вживую и всё.
Одно скажу — не могу за рулем себя слушать. Сразу начинаю думать о том, как лучше сделать можно было, накатывают воспоминания, типа такой херни натворил, а мог сделать дело и так далее. Короче, альбомы — все хороши, все на своем месте. Лучший пусть выбирают слушатели.

Gods Tower - The EerieGods Tower - The TurnsGods Tower - Steel Says Last

— с какого бы альбома ты посоветовал бы начать знакомство с группой?

На месте новичка я бы первым делом прослушал бы, конечно, The Turns, потому что в нем есть всякий Gods Tower, там мы себя показали чуть ли не со всех сторон.

— почему вы выпускаете так редко альбомы?

Мы на самом деле не часто выпускаем новые вещи. Причина этого очевидна — все мы заняты заработком на жизнь, так как музыка практически не приносит доходов. Вся музыка делается после работы, после того, как отдано требуемое внимание семье, машине, коту, заплачены налоги и куплены таблетки по рецептам. К тому же, учитывая то, что все мы живем в трех разных городах, в разных странах, а телепортация по непонятным причинам до сих пор нам недоступна — все это еще больше усложняется. Сразу оговорюсь, по скайпу сочиняйте песни сами, хорошую вещь по скайпу не сочинишь. Для того, чтобы сочинить хорошую песню, нужно быть с музыкантами в физическом контакте, тактильно их ощущать. Песни по скайпу — это резиновые бабы на андроиде, а мы метал играем. Так что — да, лучше реже, но по делу, чем чаще, но в мусорку.

— расскажи о самой смешной и ужасной истории из жизни группы

Самая эпическая история у нас случилась, когда по пути из Нижнего Новгорода в Гомель, зимой, в лютые морозы у нас полетел, если я не ошибаюсь, ГРМ и мы стали посреди чистого поля в два часа ночи, у незнакомого поселка, на безымянной высоте. И стали мерзнуть. Потом мы кое-как добрались до какой-то цивилизации и палили там костры, я смотрел на “Поле чудес” в телевизоре и мир казался мне крайне сюрреалистичным местом. Я тогда не пил совсем, поэтому от происходящего совсем ошалел. Те, кто пил, перенесли эту эпопею легче. Вообще, самые цирковые моменты в нашей жизни всегда были связаны с алкоголем. Это да. Правда, со временем, мы все (почти) выбрали не его.

— Годс Тауэр выступали со множеством крутых метал звёзд. С какими выступление было особенно ярким и впечатляющим? И кто из мирового звёзд метала оставил особенно глубокие впечатления как люди-человеки?

Да, нам удалось выступить в свое время со многими крутыми именами. Но самое мощное, что было из этого списка, для меня — Doro Pesch. Это было настолько круто и крышесносяще, что я в буквальном смысле окосел и от счастья и от выпитого. Все остальное на этом фоне меркло, как, впрочем, и мое сознание тогда, увы.

— о том, с кем бы ты хотел выступить на одной площадке

Я не могу сказать, с кем бы вот совсем-совсем хотелось выступить кинув все на свете. Таких групп много, но среди них нет ни одной, которая была бы основана в этом веке. Наверное… а может и есть, но я над этим не задумывался.

— о том как проходили концерты на Украине. Было ли что-то особенное из этих концертов?

Украина — это страна, которая у нас давным-давно в приоритетах. Если есть предложение ехать в Украину, мы всегда рассматриваем его в первую очередь. У нас много друзей в Украине, мы сотрудничаем с Константином Змиевским, мы стараемся не отказываться от коллабораций с украинскими музыкантами, мы искренне любим вашу страну. Атмосфера у вас какая-то особенная, свойская. Зовите, прикатимся!

На офф сайте группы я прочитал что в 1998 Тауэр была признана лучшей белорусской метал группой. Расскажи о твоих впечатлениях об этой новости.

Я не помню, по-моему мы особо не прыгали от счастья от этой новости, так как она нам ничего, кроме лычки не принесла. Ну, вы лучшие, окей, что дальше? Это просто констатация факта на тот момент была, за ней-то ничего не последовало. Кстати, я даже не отрицая какую-то свою пафосность, никогда не горел этим признанием, как по мне, в Беларуси полным-полно не менее достойных музыкантов. Я слишком хорошо знаю собственные изъяны, чтобы их игнорировать, и хотя чаще всего их искоренение заканчивается на самобичевании, я их все же пытаюсь искоренить. Потому — банда у нас лучшая, может быть, но сам я ни хрена не лучший, так что не могу комментировать такие вещи.

— что случилось с Александром Ураковым?

Уракова погубило то, что сейчас называется “ожидание\реальность”. Нас носили на руках, все нам улыбались и рукоплескали, а жрать было нечего. То есть это вообще средневековье в плане доходов. Мы не на шутку обсуждали инициативу проведения концерта-акции “За натуральный обмен” — чтобы билеты покупались не за деньги, а за их эквивалент в еде, условно говоря, мешок картошки на дом вместо билета. Выкручивались как могли. И я, и Ураков чаще всего просто уходили от реальности самым доступным методом — через стакан. Он перегорел раньше… Я сумел остановиться, вот и вся история. После его смерти нам была необходима пауза, и мы ее фактически реализовали через другие проекты, среди которых самый мощный, несомненно, Rasta, но я не смогу о ней рассказать. Мы не делали ничего, что касается Gods Tower, в период неактивности. Что-то делал Овчинников в своей студии, он мне показывал симфонические наработки — позже они появились в Steel says last, но это были единичные эпизоды.

— остался ли какой-то нереализованный материал его авторства?

В целом, все, что оставалось от Уракова неоконченное, мы довели до ума в альбоме 2011 года. Начиная с этого года весь созданный материал — это результат дуэта Овчинников-Абрамович.

— не хватает ли его креативности группе сейчас?

Уракова не хватает во многом, безусловно, но мы не занимаемся некромантией, мы живем дальше. Это — лучшая память о нем, чем банальное размазывание соплей и нытье, типа такого уже не будет. Не будет, как не будет Вавилона и Шумера больше… До хрена чего не будет больше, но если что-то ушло, оно уступает место чему-то новому, так что это естественный процесс. “Раньше было лучше” — вот тут эта установка не работает, раньше было по-другому, и так же нельзя сделать. Любой, кто вам говорит, что сделает также хорошо как было — циничный лжец. И он просто покупает вас на ваших чувствах. Мы живем дальше и вам советуем.

— если бы можно было вернуться в прошлое, что бы ты изменил бы?

Если бы я мог вернуться в прошлое… ой, боюсь, это кончилось бы плохо для человечества в целом! Давайте все оставим статус-кво.

Что ты представляешь собой вне сцены? У тебя есть семья, хобби, обычная работа?

Я женат, у меня идеальная рок-жена, со всеми наворотами, два сына, оба оболтусы — все как положено, кот-негодяй и все дела. С бытовухой у меня все в порядке. Я фанат безбюджетного кино, сам люблю снимать всякие вещи, может, когда-нибудь наберусь сил и сотворю на этом поприще нечто дельное, не знаю. Ну и да, я работаю в Wargaming, коммьюнити менеджером. Мне с этим очень повезло — я считаю, что сейчас нахожусь в самой благоприятной среде за всю свою жизнь. Невероятно интересные люди, каждый с огромным творческим багажом, никогда не скучно, всегда открываю для себя что-то новое. И даже поумнел немного, хотя не верил, что это возможно.  Вне сцены я простой чувак, с излишним весом и кучей проблем, и от них я только сценой и спасаюсь.

В Википедии пишут, что раньше ты был славянским националистом. А как сейчас обстоит дело?

Да, верно пишут, было дело. Но то, что я подразумевал, несколько отличалось от того, что это стало означать дальше, так что потом я молча ушел из этих реалий. Надо учесть, тогда было совсем иное время, и эта дефиниция была бунтарской — славянский национализм так себя и не реализовал, как альтернатива гос идеологиям. Нет, все оказалось сложнее. Не появилось никаких народных движений, а все возглавили кгбшники — а мне с ними не по пути. Так что это давно пройденный этап. Как сейчас обстоит дело? Ну, я по сути, остался националистом, только я не славянский, а беларуский. И либеральный, к тому же. Да и вообще, вот этот этап — славянского акцента — он длился в моей жизни всего-то года два, но почему-то я заляпался им сильнее всего. Для меня это было в первую очередь антиглобалистическая идея. Но никак не то, что это значит сейчас.

— о твоём отношении к классик року типа Флойдов и Дорс

Как я могу относиться к классическому року? Крайне положительно, с пиететом! Мы ориентируемся на них. Из названного, конечно, больше Pink Floyd, чем The Doors, но в плане текстов на меня и те и другие повлияли. Баррет и Моррисон — два величайших поэта в роке, и так или иначе, они влияли на меня, значит и на нас в целом.

— о том какие хеви и пауэр метал группы тебе нравятся

Мне нравится далеко не весь пауэр, некоторые группы меня раздражают излишней маркетологичностью, предсказуемостью и шаблонностью. Но есть некоторые имена, которые вот прямо очень цепляют — Sinbreed, Galneryus, Rhapsody of Fire и еще много что. В основном я слушаю такие банды как Saxon, Iron Maiden, Judas Priest, Motorhead, Accept, а помимо этого всяких китов 70-х. В общем, понятно, такой утонченный (или нет) старый пердун.

— о состоянии белорусской метал сцены на сегодняшний момент

О, состояние нашей сцены на данный момент. Я нередко общаюсь с музыкантами, у меня складывается впечатление, что все находятся в подвешенном состоянии. Мы наблюдаем явную смену эпох в музыкальной сфере, меняются парадигмы и старые рецепты перестают работать. Люди не ходят на концерты, считая, что всего достаточно в этих ваших интернетах. Все меняется, мы не успеваем на это должным и эффективным способом реагировать, многих это в уничтожает, как творческих единиц. Я лично думаю, что сейчас мы живем в переходный период, мы видим очень много однодневных проектов, которые скоро исчезнут, в силу своего малого творческого ресурса — но шума от них очень много.
Думаю, практика злоупотреблять новыми технологиями для создания и продвижения музыки скоро себя изживет. Как скоро это произойдет — неизвестно.
Факт, что сейчас музыкой занимается слишком много левых чуваков, которые вместо создания музыки тупо хайпят, и это негативно на всем отражается.

— о прогрессировании белорусской метал сцены с 80-х и по сей день

Знаешь, сцена в Беларуси прогрессировала точно также, как и во всем окружающем мире. Только она у нас, в отличие от мира, так и осталась в андерграунде. И я не знаю, плюс это или минус для творчества.

— о твоём отношении к концертам и турам вообще

Да, все становится сложнее и мы уже далеко не в лучшей форме, и метал не на пике, но это не изменяет желания играть живьем, ездить в туры (рок-туризм, по-прежнему — лучшая форма туризма) и продолжать сочинять песни.

— о том, что метал значит для тебя

Метал — это не просто так, это музыка, которая при всем при том, стоит в центре моей жизни и является ее смыслом, возможно, больше, чем все остальное. И да, я больше ничего не умею. Поэтому — Long live heavy metal! Stay metal!

Спасибо за это интервью и напоследок, хочу пожелать тебе удачи во всех предстоящих мероприятиях!

Спасибо за большое интервью! Надеюсь, что рассказал много и не скучно!

ВопросыGrave Digger